Двенадцать месяцев Follow story

Н
Надежда Меркулова


неотложные дела в последние дни старого года в преверии года нового


Fantasy All public.

#баба-яга #новый-год
Short tale
0
3801 VIEWS
In progress
reading time
AA Share

Баба Яга

Баба-Яга Настена смотрела  в маленькое квадратное оконце  избушки – на курьих ножках. Время девять утра – вот только что кукушка в старинных «ходиках» прокудахтала свое извечное «ку-ку», а на улице чуть занимается блекло-серый рассвет. Конец декабря, самое темное время года, самое безрадостное.

- Хотя, с другой стороны, начинается время новогоднего волшебства, святочных гаданий …. Черная ночь, призрачный лунный свет, назойливый холод – самая пора для разгула нечисти! Настена себя к нечистой силе не причисляла, нет-нет, ни Боже мой!. Это несведущие да недалекие человеки  Яг в дьявольское племя записали. А род Яговский – это древний род лесных жителей, возникший задолго до Христианства, поделившего Богов земных на правильных и неправильных (нечистых). Яги, как и лешие, и кикиморы, и, скажем, Кащей, Дед Мороз, опять-таки,  – все особняком стоят, все старинных родов, появившихся на Земле в доисторические времена. Все долгожители (веками время жизни измеряем, не годами!), все  в той или иной мере наделены магическими способностями, каждый – личность! Да… Жили-были, не тужили, а потом людишки появились. Поначалу на них и внимание – то не больно обращали: век скоротечный, волшебством не обладают… Но зато плодятся, как кролики, прямо сказать. Вот так и расплодилось человеческое племя, численностью своей задавило – куда ни глянь, везде они, людишки эти самые. Да еще и природу-матушку загадили своими техническими приспособлениями – силой мысли ни перенестись в нужное место не могут, ни груз какой доставить по назначению, ни хворь вылечить… Да, что там, ничего сами не могут. Так что, теперь «куда не повернись», везде человеки обитают, под ногами мечутся. Не углядели опасности во время, а теперь уж и не справиться … - безрадостно размышляла Баба-Яга. Мысли текли неспешно, все какие-то абсолютно черные – ну полный депресняк! Настя по натуре была оптимистом, головой встряхнула:

- Надо, надо из уныния и печали беспросветной выбираться! На-до!!!

Внутренний голос окликнула:

- Ты чего молчишь-то, аль спишь все еще? Помоги, что ль, депрессию побороть, друг ты мой, сердечный.

Голос тут же «проклюнулся», забормотал потихоньку, вроде как спросонья, видать и вправду дрых:

- Ну да, ну да… Что же придумать? Ту надо мозгами пораскинуть…

- Чьими мозгами? Моими что ли?- усмехнулась Яга.

- А то чьими? Своих то у меня нет – съязвил внутренний голос, - Вот и приходится хоть какими пользоваться.

- Но-но, ты говори, да не заговаривайся, - прикрикнула Настена, - Мозги ему мои не угодили, вишь ты!

- Сегодня какое число? Двадцать первое декабря, канун Рождества католического, - что-то подсчитывал голос, - Настен, а ты когда планируешь с месяцами встретится, прогноз на будущий год узнать? Времени уж осталось совсем чуть.

-Ах ты, батюшки,- встрепенулась Баба-Яга – Совсем забыла. И подруженьки мои сердечные не напомнили. Стала тут же названивать Липе с Матреной  – по сотовому, так сподручнее, вышек сотовой связи сейчас и в глуши понаставили. Наливное яблочко да золотое блюдечко - это хорошо конечно, связь давнишняя, проверенная, но пока то яблочко по блюдечку накатается, пока соединение пройдет …  Сотовая связь все же оперативнее будет. Гламурная Олимпиада наотрез отказалась исполнять стародавний обычай, она, мол, к экстрасенсам уже наведалась, всю подноготную узнала-выведала, нет ей интереса в лесу сугробы топтать.  Матрена, та  обычаи чтила и исполняла. Но уже сговорилась с приятелями своими, таежными лешими, как раз на лесную заимку собиралась, вот если бы пораньше подруга позвонила… Настена сухо попрощалась, пожелав подруге счастливого времяпрепровождения в компании ухажеров, сама не своя от огорчения и зависти: со своим лешим Коляном она намедни повздорила, как раз перед праздниками. Так что теперь одной придется топать  к месяцам за предсказаниями на новый год, так и утонуть в сугробах недолго … Слезы закапали из синих, что васильки, глаз Яги, стало ей себя жалко, так жалко, что невмоготу. Внутренний голос это безобразие терпеть не стал, тут же безапелляционно заявил:

- Ну, что разнюнилась?  Никак затеряться в родном лесу боишься? Не смеши мои седины!

- Да при чем тут это? – проворчала Настена, сглатывая слезы, - Одна я остаюсь на Новый год, совсем одна, никому не нужная. Кругом жизнь кипит, все заняты, что-то делают, куда-то идут, с кем-то встречаются, а я .. я ..я … Слезы уже не капали, а лились потоком, Яга зарыдала в голос, уткнувшись лицом в ладони и раскачиваясь от горя. Голос аж опешил от такого зрелища, утешать кинулся:

- Настен, да ты что? Как это одна? А я на что? Я то всегда при тебе, неразлучны мы, аль забыла?

- Да ведь ты и есть я! Ты во мне, внутри обретаешься. Тебя не видит никто, да и не слышит – махнула рукой Баба-Яга, но рыдать перестала.

- Как это не слышит никто? А Олимпиада? Она слышит!

- Ну, да, но это единичный случай.

- Не важно! Раз еще кто-то, кроме тебя, меня слышит, значит, я не твоя галлюцинация, значит, я реально существую, - горячился голос, - Да и мысли у нас с тобой разные, не всегда во мнениях сходимся. У меня чувство юмора лучше…

- Чувство юмора, говоришь лучше? И откуда ж такие сведения ты получил, кто ж тебе это сказал?

- А вот сказали, Липа сказала! Она сказала, что если б у тебя было мое чувство юмора, то тебе цены бы не было, вот как!

Ну что тут поделать? Хоть и росли вместе, голос как был ребенком, так и остался. Настена вздохнула, вытерла слезы. А и в самом деле, что нюни разводить, не впервой ей вдвоем с голосом Новый год встречать, не впервой. А к месяцам на заветную лесную поляну сходить надо, у костра их погреться, волшебной силой подпитаться не лишне будет.

- Ну, раз ты не я, тогда собирайся, со мной отправишься, - проговорила Яга, - Иди, одевайся, да потеплее,  студено на улице.

- Как одевайся? Я бестелесный, ты что? – взволновался голос.

- И где же твое хваленое чувство юмора? – вздохнула Настена, - Шучу я, шучу.

Повязав полушалок и надев тулуп, обувшись в подшитые старенькие валенки, Настена, даже не взглянув на себя в зеркало, вышла из избы. Голосу это не понравилось:

- Ты бы привела себя в порядок, прихорошилась, все ж в люди выходим, мало ли кого встретить придется.

- Да не хочу я, - отмахнулась Яга, - Да и что без толку в зеркало пялиться – волшебное оно: Свет мой зеркальце скажи, да всю правду расскажи … ну, ты знаешь. Сроду правды от него не дождешься, всегда лик приукрасит. Не для правды сделано…

- А для чего? – жадно поинтересовался голос

- А я не рассказывала? Это давняя притча. Один чародей по молодости влюбился в девушку – раскрасавицу. Кожа у нее была белая-белая, стан гибкий, ножки стройные. Женился на ней чародей, стали они жить – поживать. Все бы ничего, но молодая супруга про красоту свою знала, страшно ею гордилась и все подтверждения требовала: Я ль на свете всех белее, я ль на свете всех милее? Ну, ты знаешь. Чародей, по первости, красотку свою ублажал, комплименты говорил: да, мол, всех белее и всех красивее. Но скоро мужику это поднадоело. Вот тогда он это зеркало и создал, и женушке своей подарил. Шли годы, состарилась красавица, но в зеркале по-прежнему видела себя молодой и белокожей. Говорят, умерла счастливой …

- Ну и зачем тебе такое зеркало, избавься от него, нормальное повесь.

- Не могу, семейная реликвия. Та девушка моя пра-пра… бабушка. Хватит болтать, что-то метлу не вижу… ступа здесь, возле крыльца, а метла где?

- Опять на свиданку улетела, негодница? Что молчишь? – сердитая Яга в сердцах ударила рукавицей по ступе. Та зашаталась, закряхтела, стараясь подняться в воздух, но без метлы ничего не получилось.

- Вон, летит, кажись, - недовольно проворчал внутренний голос, - Нагулялась…

Со стороны запорошенных снегом елей, на бреющем полете над землей стремительно приближалась метла. Яга встретила ее суровым взором, но ругать не стала, торопилась ко времени – месяцы ждать не будут. Потом разберется, непутевая метла попалась, пожалуй, заменить придется. А эту – вон двор мести приспособить, что ли.

Настена схватила подлетевшую метлу, привычно забралась в ступу, свистнула по-разбойничьи, махнула метлой по- особому, и ступа вместе с хозяйкой взвилась в воздух, быстро поднявшись над избой и над кронами окружающих поляну елей. Яга старалась подняться повыше, чтобы разглядеть пламя новогоднего костра среди засыпанной снегом чащи деревьев. Место, в общем-то, известно, но не так просто в сумраке ночи да на морозе, да под сугробами разглядеть сверху искру волшебного пламени. Вот что-то ярко-красное мелькнуло  слева, Яга направила ступу вниз. В ушах свистел ветер, забирался под тяжелые полы тулупа, холодил тело. Настена выровняла полет, выруливая черенком метлы на свет костра. А вот и затерянная в зимнем лесу поляна, вытоптанный в снегу круг и толпа народа вокруг большого, сияющего в темной ночи костра. Яга направила ступу к земле, заходя на посадку с подветренной стороны.

Вот и сказочке конец, кто читал, тот молодец!

Что было дальше и какие предсказания на новый, 2019 год услышала от Двенадцати месяцев Баба-Яга я расскажу в следующей сказке.

Следите за публикациями.

 

 

 

 

 

 

Dec. 21, 2018, 6:34 p.m. 0 Report Embed 0
To be continued...

Meet the author

Comment something

Post!
No comments yet. Be the first to say something!
~