Short tale
0
4071 VIEWS
In progress
reading time
AA Share

Крым

Какой-то звук … как- будто  глухой удар, неужели снова?  Я настороженно вглядываюсь во тьму… Все затихло, кажется, пока обошлось. Мне холодно и сыро, в горле пересохло. Но это  ничего – по стенам пещеры стекает вода, она пресная, я уже пробовала. Так что смерть от обезвоживания мне не грозит. То, что мне угрожает гораздо ужаснее, много – много  ужаснее… Я не могу думать об этом:  мысли  беспорядочно скачут, сердце холодеет, из глубин естества поднимается, нарастая, волна бесконечного, беспредельного ужаса … Страх проникает в каждую клеточку моего тела -  я обхватываю плечи руками, сжимаюсь в комок, стараясь спрятаться, укрыться от жуткой опасности. Озноб страха сотрясает меня изнутри – я боюсь сойти с ума от ужаса. Хотя … может мне лучше сойти с ума?... Кажется, отпустило …

«Не дай мне, Бог, сойти с ума, уж лучше посох и сума», - это явно не про меня.  Ни посоха, ни сумы мне не дождаться, здесь сгину, в этой пещере, во тьме и сырости. Нет ни малейшей надежды на спасение – никто не знает, куда мы отправились. А как все хорошо начиналось!  Долгожданное путешествие в Крым, с любимым. Море радости и счастья. Днем мы купались в ласковых теплых волнах, загорали, впитывая в себя лучи горячего южного солнца. Солнца, которое я больше никогда не увижу… Мы гуляли по вечерней набережной, заходили в маленькие кафешки, танцевали под звуки  случайной гармошки, смеялись и дурачились, наслаждаясь жизнью, любовью, друг другом. Ах, эти безумные, страстные ночи. .. Есть, что вспомнить напоследок.  И что нас потянуло прокатиться на лодке?  Да, не иначе – судьба. Я  не больно-то стремилась «бороздить волны», а вот мой Лешик, очень ему хотелось… Мой, был мой. Ох, как сердце сжалось, любила я его… и если б не эта поездка, жили бы мы «долго и счастливо, и умерли в один день».  Хотя, вряд ли я его надолго переживу … чудовище где-то рядом, Лешку переваривает … Ужас, ужас, душа разрывается на части!! Алексей, мой любимый, кинулся меня спасать, успел втолкнуть в узкий проход, а сам … Сам не успел. Да и некуда здесь, расщелина совсем узкая, я с трудом поместилась.  Как он кричал! Как ревело чудовище, разрывая беззащитного Лешку на части!  Кровь, Алешкина кровь забрызгала меня с головы до ног, да так и осталась на мне. Смыть ее не чем. Липкая  густая кровь. Я тряслась, как в лихорадке, и тоже кричала, кричала от ужаса. Но Бог милостив,  я потеряла сознание.  Если б я могла умереть в забытьи! Очнулась совсем недавно, пока вроде тихо. Выглянула из расщелины – чудовище, похоже, ушло. Я толком и не помню, как оно выглядело. Какая - то огромная смердящая  масса, когтистые лапы (когти загнутые, как кинжалы), разверстая пасть, полная зубов. И дыхание – мощное, наполненное ужасным зловонием, непередаваемо гадкое – меня и сейчас тошнит от одного воспоминания, всегда была чувствительна к запахам.

Меня окружает темнота, вернее, глухие сумерки. Видимо, свет все-таки откуда-то просачивается в эту пещеру и отражается от водной поверхности. Когда  мы подплыли к скалам и увидели вход в пещеру, открывающийся прямо в море,  Лешик загорелся желанием заплыть внутрь. С моря грот казался большим и совсем не опасным. Любимый так и светился мальчишеским любопытством и жаждой приключений. И я согласилась … Если б знать!  Море всегда опасно, всегда, а для  «сухопутных крыс», как мы, особенно.

В отблесках яркого солнца, освещавших грот через вход, он и вправду выглядел очаровательно: разноцветные скалистые стены вздымались высоко вверх туда, где сияло солнце, казавшееся таким далеким из глубины грота, а посередине – зеркало спокойной прозрачно-синей воды. От того места, где мы причалили, вверх шла как бы лестница из больших, неровных  камней, заканчивающаяся у отверстия в стене грота.  Лешку обуяло любопытство посмотреть что там, в потаенной пещере.  Мы поднялись по валунам-ступеням и зашли внутрь. Узкий извилистый  проход вывел нас в огромный темный грот. Леша включил фонарик на сотовом телефоне и с превеликим энтузиазмом стал осматривать стены, выискивая наскальные рисунки древнего человека, когда у него кончилась подзарядка, в ход пошел мой айфон… Так что надежды на вызов помощи никакой … Сколько времени мы так «развлекались», не знаю, но когда вышли из грота, то оказалось, что поднялся прилив и затопил вход с моря в пещеру, вода достигла верха арки прохода,  наша лодка покачивалась на морской зыби посередине  пещеры. Мы не сразу осознали весь ужас нашего положения: оказаться запертыми в затопленной пещере без всяких средств к спасению и без связи с внешним миром … Алексей бодрился; «Ничего, скоро отлив, выберемся в открытое море, а там недалеко до берега – лодка цела, а это главное». Но главным оказалось совсем другое…Мы присели на камни у входа в грот, Лешик  приобнял меня, стал целовать…  Вдруг морская вода перед нами вспучилась,  обдала нас  соленым фонтаном  холодных брызг – на море, видимо, начинался шторм. И мы поспешили спрятаться от стихии в обнаруженной нами пещере.  «Придется переждать стихию,- бодрился Лешка, - Ну, да ничего, здесь сухо, относительно тепло, хоть и темновато..». Свет, хоть и слабый, все-таки откуда-то просачивался, очертания крупных камней можно было разглядеть. Зато о мелкие камни мы спотыкались то и дело, и добравшись до  сравнительно ровной каменной плиты недалеко от входа, на нее и присели.  Наша детская беспечность и безалаберность «обернулись боком»: телефоны сели, мы не только не могли никуда позвонить с просьбой о помощи, но даже посветить, чтоб найти местечко поуютнее, ожидание конца  нашего вынужденного заточения могло затянуться. А у нас с собой кроме бутылки воды и плитки шоколада ничего не было. Мы же собирались на краткую морскую прогулку вдоль ближнего побережья… Собирались! И вот чем все закончилось! Для Лешки уж точно закончилось!  Чудовище появилось перед нами внезапно. Сначала мы услышали какие-то странные звуки- то ли шаги, то ли ползло что-то, что-то  как- будто огромное, тяжелое. Мы вскочили на ноги, тревожно всматриваясь во тьму… И вдруг, как-то сразу  перед нами возникла ужасающая, фантастически  огромная морда неведомого существа. Темно-зеленая, почти черная, покрытая слизью кожа в бородавках и глубоких складках, широко разинутая вонючая пасть, полная заостренных, изогнутых ятаганами, желтых клыков, среди которых извивался змеиный язык-жало, и глаза, яростно сверкающие, уставившиеся прямо на нас глаза. Мне никогда не забыть их безжалостный,  беспощадный взгляд, от него разом похолодело сердце и остановилось дыхание.  Мы замерли в ужасе, не в силах пошевелиться. Пасть чудовища нависла над нами, зловонный смрад  проникал в поры  тел, казалось, разъедал кожу.  И тут  я услышала тонкий вибрирующий крик, на каких-то запредельно высоких частотах – монстр замер, в его странных треугольных зрачках возникло что-то похожее на напряжение. Я осознала, что  кричу  Лешка  дернул меня за руку,  мы  перевалились через камень и побежали от монстра так быстро, как могли. Я помню, что то и дело спотыкалась о камни, падала, обдирая колени, локти, но не замечала боли, боясь оглянуться  – сзади   все ближе и ближе слышался топот настигающего нас чудовища.  Внезапно перед нами возникла стена – бежать было некуда. Мы заметались вдоль нее в обреченности,  чудовище заревело, предвкушая близкую добычу.  От  накрывшего меня с головой ужаса я , похоже, теряла остатки разума и сил. Мне очень хотелось закрыть глаза и оказаться где-нибудь в другом месте, в безопасности. Пусть это будет сон, страшный сон… Остатки воли покинули меня, животный страх сковал мышцы, когда Лешик стал заталкивать меня в узкую расщелину в каменной стене пещеры. «Шевелись, да шевелись же!» - орал он, надавливая на меня руками изо всех сил. Если б я двигалась, боролась за жизнь! Возможно тогда и Лешка успел бы протиснуться в щель. Но я не могла пошевелиться, непередаваемая вялость овладела мною., тело превратилось в бесформенное желе  и никак не хотело проходить в узкую расщелину. Монстр снова страшно заревел, пронзивший меня животный страх сжал  мышцы и я ,наконец, протолкнулась в щель, оказавшись в  глухом каменном мешке.  Монстр снова взревел, и, перекрывая рев и урчание зверя, закричал Лешик. О, Боже, сколько ужаса и боли было в его крике! Я забилась в дальний угол расщелины, мое тело сотрясала безумная дрожь,  из горла рвались надрывные рыдания, я затыкала уши, чтобы не слышать, как чудовище рвет на части моего любимого, его тело, как  жутко хрустят, ломаясь,  кости, кровь фонтаном брызнула на меня Казалось, я схожу с ума. Перед глазами опустилась черная пелена и на какой-то, краткий миг, я впала в забытье, страстно желая умереть прямо здесь и сейчас, сердце мое рвалось на части. Но,  не умерла…  Сознание вернулось. Леша больше не кричал, только все брызгала кровь и  слышалось, как  сладостно чавкал, пережевывая человеческое мясо,  злобный первобытный монстр. Меня сотрясала судорожная дрожь, зубы стучали, из горла рвались всхлипывания, которые я никак не могла унять. Я обеими руками закрывала рот, чтобы не привлечь внимание чудовища -  в  конце расщелины, мне было видно, что-то огромное все двигалось, тяжело вздыхало. Казалось,  этому не будет конца. Как  мне хотелось, чтобы этот кошмар закончился, как  я боялась, что тогда зверь вспомнит обо мне! И он вспомнил! Я увидела перед собой глаз чудовища, огромный, с треугольным зрачком, который странно менялся, вытягиваясь то в высоту, то в ширину. Глаз разглядывал меня явно с плотоядным интересом, как новое блюдо … От ужаса я завизжала на какой-то совершенно запредельной, переходящей в ультразвук ноте. Зверь отпрянул, глаз исчез из поля моего зрения.  Монстр тяжело вздохнул и я услышала гулкие удаляющиеся шаги – ушел?  Или все же притаился поблизости – выманивает…

Что делать? Я осталась одна, надеяться не на кого. Больше всего мне хотелось забиться в  угол своего убежища и тихо умереть.  Я не боец, трудностей не переношу. Но, похоже, легко и безболезненно мне умереть не удастся – чудовище не даст. До сих пор всей кожей чувствую на себе его плотоядный взгляд.  Надо стараться мыслить здраво! Медленно и глубоко вдыхая и выдыхая воздух, я постаралась успокоится насколько смогла и  сосредоточиться. Надо думать поэтапно. Спасать меня некому, значит, спастись я могу только сама.  Это бесспорно. Путь к спасению лежит через море – ну, тут тоже не поспоришь. Значит, надо выбираться из этой пещеры в морской грот, ближе к воде. Даже если  начался отлив, и лодку не унесло в открытое море, то до нее еще надо добраться –  последний раз я видела ее тихо покачивающейся  на морской зыби посередине грота. Все наша безалаберность – Алеша плохо привязал суденышко, ну, да что сейчас об этом. Если бы, да кабы… Не отвлекайся, думай последовательно, надеяться не на кого, только сама я смогу себе помочь. И так, надо будет плыть к лодке, а плаваю я плохо, так, держусь на воде. Но другого выхода нет. Да и после того, что мне довелось увидеть, а еще больше услышать – лучше утонуть, чем быть заживо съеденной.  Ну, а если шторм загородил выход из грота в открытое море, что тогда?  Вот тогда и подумаю, что тогда – броситься в волны и утонуть я всегда успею.  Интересно, монстр умеет плавать?. Надеюсь, что я никогда этого не узнаю.

Я  вытянула шею в направлении выхода из расщелины и стала напряженно вслушиваться в темноту -  где зверь. Тут вспомнила, что от него жутко воняло – я всегда была чувствительна к запахам – так что надо скорее не всматриваться в полумрак пещеры, а принюхиваться, по исходящей от монстра вони я сразу пойму, поджидает он меня где-то  рядом он или нет. Я стана жадно нюхать, глубоко вдыхая воздух – в нос сильнее ударили запахи крови и плоти, и еще воняло человеческими испражнениями …  Тяжелая смесь удушающих запахов не позволяла понять, ушел поганый зверюга или притаился рядом.  Надо было решиться и попробовать пробраться к морю. Правда, там, на камнях грота, я буду совершенно беззащитной, но сгинуть в темном каменном мешке – тоже не вариант.  Итак, надо идти. Но сначала надо определиться, в какой стороне выход из пещеры. Спасаясь от монстра, мы бежали, не выбирая дороги.

Я с трудом протиснулась сквозь щель и ступила в пещеру. Мои ноги тут же разъехались на камнях, покрытых смесью крови, человеческих потрохов и ошметков мяса.  Спазм в горле перехватил дыхание, мозг кричал:  «Держись!», а тело не слушалось,  я снова рыдала, зажимая себе рот руками и вглядываясь в окружающий полумрак, выискивая зверя. Тени сгущались у стен, возле камней на полу пещеры, но, вроде,  ничто не шевелилось. Вдалеке, чуть наискосок виднелся  дневной свет – видимо, там и был вход в пещеру. Тут мне в голову пришла ужасная мысль: А если бы была ночь?!  Тогда я не смогла бы найти выход из пещеры! Забыв об осторожности, я бросилась навстречу  свету, не смотря под ноги, тут же споткнулась о камень и со всего размаху упала  вниз головой, едва избежав  столкновения с очередной каменной глыбой.  Я лежала ничком, у меня страшно болели содранные ладони и правое колено, но все боли перебивал страх,  я напряженно слушала тишину. Осторожно встав на ноги, я снова начала пробираться к выходу, теперь внимательно глядя под ноги.  Я была уже совсем недалеко, когда из глубины пещеры до меня донеслись  топот и тяжелое дыхание возвращающегося чудовища. – все как в прошлый раз, когда он появился перед нами так внезапно.  Тело среагировало мгновенно: в животном страхе я неслась к выходу, перескакивая камни,  в почти кромешной темноте, даже не спотыкаясь, на удивление. Меня как – будто несли крылья, крылья  нечеловеческого испуга, как - будто во мне возродились гены моих пращуров,  и мне передалась их способность к выживанию в мире, наполненном доисторическими гадами. В мгновение ока я оказалась у выхода из пещеры и последним усилием выскочила на морской берег грота.  К моему великому облегчению, наша лодка все еще находилась в гроте, хотя ее унесло к самому выходу в открытое море.  Вода стояла высоко, очень высоко – судя по глухим ударам  о прибрежные скалы,  в море бушевал сильная волна. Однако, вода уже не закрывала полностью выход в море, между нависающими скалами грота и  поверхностью воды я видела  проход, который время от времени захлестывали волны.  В самом  гроте волнение на воде было не сильное, но все же было. При моих способностях к плаванию, в нормальных  условиях я ни за что не решилась бы пустится вплавь, но это при нормальных условиях… Сзади, в нескольких метрах позади меня раздался рев – монстр выскочил из пещеры вслед за мной. Не раздумывая, я бросилась с берега в волны, меня сразу захлестнуло, я ушла под воду, отчаянно пытаясь выплыть, изо всех сил молотя руками и ногами, извиваясь всем телом и мысленно моля Бога о спасении.  Чудо случилось, я вынырнула  и поплыла к лодке.  Волна подхватила меня – и вот я уже уцепилась за борт суденышка. Только тогда я оглянулась назад – зверь на берегу  всей своей громоздкой, чешуйчатой тушей раскачивался из стороны  в сторону и яростно ревел, уставившись на меня.  Значит, плавать не умеет, мелькнуло в голове, как вдруг чудовище прыгнуло  в воду… Я не помню, как очутилась в лодке. Схватив лежащие на дне весла, изо всех сил погребла к выходу из грота.  Морская волна захлестнула меня, но сильное течение отлива  и мои  бешеные усилия  вытолкнули лодку в открытое море. Волнение усилилось, лодку  раскачивало, она зарывалась носом в волны.  Откуда-то вспомнилось, что судно нужно направлять носом навстречу волне. Я вставила весла в уключины на борту, и развернула лодку.  Уселась поудобнее спиной к носу суденышка, и погребла прочь от грота.  Само сознание, что монстр в море,  придавало мне сил. Зверь пугал меня сильнее, чем море, гораздо сильнее.  Стена грота медленно удалялась… Я пристально вглядывалась в волны у выхода из грота. И увидела!   В море то скрываясь, то появляясь вновь, плыло чешуйчатое тело монстра, плыло по направлению ко мне. Я начала грести еще яростнее,  еще быстрее, но разделявшее нас  расстояние стремительно уменьшалось.   «Не сдавайся, греби!»- вопило сознание, но руки ослабли… Стало ясно, что зверь догонит меня через несколько минут. Может, выпрыгнуть из лодки в море и утонуть, чтобы не быть разорванной на части заживо.  Но плоть слаба, я никак не могла решиться. Отчаяние овладело моей душой, отчаяние и смертный страх. Не в силах отвести взгляд от переваливающегося в волнах страшного чудовища, я  страстно молилась: Богу,  прося  не спасения, нет, на него я уже не надеялась, я просила   мгновенной смерти.  Я содрогалась от ужаса, вспоминая крики Лешки, потоки крови и ошметки его разодранного в клочья тела.  Лучше утонуть, захлебнуться. Я уже начала приставать с лодочной скамьи, собираясь прыгнуть в море, но тут -  размеренное движение монстра прервалось, вода вокруг него стала колыхаться, вся пошла мелкими, остроконечными волнами по кругу, в середине образовался  водоворот, в который у меня на глазах втянуло тушу зверя. Монстр успел только оглушительно взреветь напоследок и тут же исчез под водой.  Вода еще поволновалась несколько секунд, и вот уже на том месте вновь перекатываются морские волны, такие же, как везде.  Ошеломленная, я опустилась на дно лодки. Что это было, какое чудовище в единый миг сожрало монстра или это гигантский водоворот безвозвратно затянул его в глубину?

Я лежала навзничь, смотрела в облачное небо и тихо плакала … Что было со мной дальше, я не очень – то и помню. Мне снова повезло – меня, лежащую в рыскающей в волнах лодке без сознания, обнаружили пограничники, на катере охранявшие морские границы Крыма. В курортном отеле нас с Алексеем еще долго бы не хватились, разве, что в конце, по завершению тура. Вот так все и закончилось, для меня … и для Лешика …

 

Dec. 1, 2018, 4:08 p.m. 0 Report Embed 0
To be continued...

Meet the author

Comment something

Post!
No comments yet. Be the first to say something!
~